На главную

 

Помогут виртуальные модели нефтегазовых компаний

Повышением качества подготовки специалистов для нефтегазовой отрасли всерьез озабочена Российская ассоциация «Нефтегазовая информационно-образовательная корпорация» (РА «НИК»). О компетенциях выпускников нефтегазовых вузов, способах улучшения их соответствия требованиям компаний-заказчиков рассказал руководитель Высшего горного совета России, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников, глава комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК Юрий Шафраник. Он одобрил проект РА «НИК». По его мнению, все только выиграют, если «Нефтегазовую информационно-образовательную корпорацию» поддержат профильные компании – тогда состоится самый настоящий диалог между вузами, студентами и работодателями.

– Юрий Константинович, нынешние выпускники технических вузов менее подготовлены к реальному производству, чем выпускники вашего времени? В чем они отстают, а в чем, быть может, опережают?

– Нынешние студенты получают более качественную подготовку с введением современных методов обучения (тренажеры, компьютерные программы, развитие технологий в производстве). На одном из предприятий группы «СНГ» – ЗАО «Сибирская сервисная компания» (ССК) в последние годы практикуем стажировки пятикурсников в роли технологов, что также обогащает знания студентов. Значительно лучше стали навыки работы на компьютере, в работе с информацией, способности воспринимать и осваивать новые программы и технологии.

Но производство становится более технологичным и сложным. Время на обучение готового технолога увеличивается. Надо более системно готовить практики на производстве (с четким пониманием, что нужно усвоить), периодически проводить стажировки преподавателей вузов на производстве. Производство требует еще больше навыков и знаний, поэтому адаптация к работе по-прежнему необходима. От современного специалиста требуется больше знаний в экономической сфере (умение считать затраты и управлять ими), а также нужны управленческие навыки (управление людьми, навыки презентаций, переговоров и т. д.) и лидерские качества. Дополнительно можно также отметить различие в мотивации выпускников: если раньше молодые люди стремились стать лучшими в профессии, то сейчас их в первую очередь интересуют заработная плата и карьерный рост.

– Приходится ли Вам работать с нынешними выпускниками? Существует ли наставничество, которое было развито в советское время? Кто помогает вчерашнему студенту адаптироваться на производстве? Или каждый сам за себя?

– В ССК наставничество продолжает жить. К каждому вновь пришедшему молодому специалисту прикрепляется наставник, которому устанавливается доплата. По мере продвижения молодого специалиста меняется наставник. Например, за помощником бурильщика закрепляется опытный бурильщик или мастер буровой. При переводе молодого специалиста технологом его курирует ведущий технолог. Есть план работы молодого специалиста (теоретическая подготовка, участие в проектах, НТК и т. д.), подводятся итоги. Создана трехгодичная система подготовки («доводки»). В каждом филиале работает совет молодых специалистов, организуются региональные и корпоративные НТК, слеты, деловые игры. Проводится посвящение в молодые специалисты, периодически организуются круглые столы с руководством.

– Обсуждаются ли проблемы отношений выпускник вуза – работодатель в Союзе нефтегазопромышленников? Меняется ли отношение работодателей к выпускникам с течением времени?

– В такой прямой постановке вопрос в Союзе нефтегазопромышленников не рассматривался, хотя тема подготовки кадров при рассмотрении других вопросов возникает регулярно. Работодатель становится более прагматичным, работа с молодыми специалистами часто отходит на второй план – это долгосрочные вложения, и не все готовы это делать. Бывает выгоднее в краткосрочной перспективе набрать готовых специалистов с опытом работы. На системной основе работа с молодыми специалистами строится, в основном, в крупных компаниях. В то же время бизнес требует специалистов, готовых быстро освоить новые направления. А здесь пальма первенства у молодых. Поэтому принцип «сплав опыта и молодости» остается действующим. Но в период сокращений часто первыми под удар попадают молодые без опыта работы.

– Каким видится дальнейшее сотрудничество вузов, новоиспеченных специалистов, работодателей? Что нужно менять, что делается в этом направлении?

– Многие предприятия отслеживают студентов еще во время их обучения в вузах, определяя для себя, какими они хотят видеть своих будущих сотрудников. Многие студенты проходят практику на нашем предприятии. Традиционно проводятся Дни компаний, участвуем в Днях карьеры, есть стенды компании в вузах. Большие компании могут позволить себе финансировать оборудование аудиторий, стипендий для студентов.

Перспектива, на мой взгляд, в научно-техническом сотрудничестве, в выполнении договорных работ в интересах компаний. Нужна системная работа в рамках производственных практик, в обязательном порядке с обратной связью и Круглым столом (вуз, предприятие). Есть прямая заинтересованность предприятий в обучении специалистов по новым техническим направлениям, но от вузов мы это часто получить не можем, а ликбез на уровне вузовской программы не нужен.

– Хватает ли нынешнему будущему инженеру практики? Не всякий производственник готов взять молодежь даже на короткий срок.

– Высшее образование дает системное мышление, кругозор, а дальнейший прогресс зависит как от работника, так и от компании. С точки зрения подготовки студента проблема не в количестве (объеме знаний), а в качестве.

– Как Вы относитесь к возвращению к системы обязательного распределения, когда нужно отрабатывать на производстве полученные (бесплатно!) знания за определенный срок. Возможно ли это сейчас? И целесообразно ли в условиях почти полностью платного высшего образования?

– Это ушло в прошлое. Хороших выпускников «разбирают» до выпуска. Поэтому есть стимул хорошо учиться. А бесплатное – только на бумаге – образование финансируется за счет налогов, которые платят предприятия за счет труда родителей и потом тех же студентов. При необходимости можно заключить трехсторонний договор: предприятие-вуз-студент, где предприятие полностью или частично оплачивает обучение студента и, возможно, выплачивает ему стипендию. Но здесь есть очень много минусов: сейчас мы другая страна и другой менталитет (нет талонов, нет распределений, каждый свободен как личность).

– Где проходила ваша первая практика?

– Первую практику проходил на нефтяных объектах тюменского Севера, на Самотлоре. В эти годы руководство Тюменской области и начальник Главтюменнефтегаза Виктор Муравленко уделяли большое внимание Тюменскому индустриальному институту. Они регулярно встречались и выступали перед студентами, а Виктор Иванович, насколько я помню, был председателем государственной комиссии института.

На предприятиях, а я работал в НГДУ «Нижневартовскнефть», большое внимание уделялось молодым инженерам и техникам. Активно действовали советы молодых специалистов, причем зачастую они решали реальные производственные задачи и проблемы.

В 1976 году я впервые выступал на ежегодной конференции молодых специалистов Главтюменнефтегаза. Надо сказать, что эти конференции были хорошей школой для молодых инженеров. Была в Главтюменнефтегазе особая атмосфера отношения к молодым специалистам. Было видно огромное желание руководителей предприятия в максимально короткие сроки подготовить специалиста, «обкатать» его в деле. Был огромный кадровый голод.

Хорошо помню, как после конференции нас принимал в своем кабинете сам Виктор Муравленко. Надо учиться у таких людей отношению к молодым специалистам. Он беседовал с председателями советов молодых специалистов всех НГДУ часа полтора-два. Рассказывал о программе работ, о подходах Главтюменнефтегаза к решению тех или иных задач. Было видно, что делает это он не по обязанности, а действительно хочет, чтобы мы прониклись значимостью и масштабностью проекта. Одной такой беседы достаточно для молодого человека, чтобы понять и впитать проблематику и со своего рабочего места на месторождении осознать свою конкретную роль и задачу. Считаю, что эти ежегодные конференции, встречи с руководителями Главтюменнефтегаза, всяческое поощрение деятельности молодого специалиста на местах, конференции и семинары на уровне НГДУ – все это давало очень много для становления инженера и руководителя.

– Насколько заинтересованы компании-работодатели быть вовлеченными в процесс обучения будущего специалиста?

– Большие компании могут себе позволить делать выпуски «под себя», добавлять необходимые курсы, финансировать сотрудничество с зарубежными учебными заведениями. Это в значительной степени сокращает сроки адаптации молодых специалистов, дает хороший импульс для развития компаний. Другие компании также заинтересованы, так как сегодняшние студенты – это завтрашние молодые специалисты, кадровый резерв предприятий. Многие не откажутся принять участие в Круглых столах и других «незатратных» мероприятиях.

– Будут ли востребованы современные технологии для организации более раннего знакомства выпускников и работодателей, например, таких как создание виртуальных моделей нефтегазовых компаний, включения в них виртуальных обучающих программ, видеороликов и т. д.?

– Есть практика таких моделей, которые используют нефтяные компании при работе с молодыми специалистами.

– Вопрос не совсем по теме, но он давно напрашивается в рамках вашей работы с ТюмГНГУ: Есть зарубежный опыт, когда бывшие выпускники создают определенный несгораемый денежный фонд своего бывшего вуза. И на его средства поддерживают способных студентов, перспективные программы самого вуза, помогают преподавателям и т. д. Появится ли подобный совет попечителей в нефтегазовом вузе Тюмени?

– При Тюменском государственном нефтегазовом университете уже несколько лет успешно работает так называемый Фонд развития, председателем которого я являюсь. Этот фонд в полном объеме решает как раз те задачи, о которых Вы говорите. В его финансировании принимают участие и бывшие выпускники, и предприятия, которые заинтересованы в подготовке специалистов. На эти средства создаются лаборатории, приобретается оборудование, оказывается помощь студентам и преподавателям, делается много других полезных для вуза дел.

Евгения Декабрьская